Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Как вредят казахстанской экономике серые схемы кыргызского экспорта

Дата: 20 октября 2017 в 18:19 Категория: Новости экономики

В сентябре в Бишкеке прошло совещание Таможенного союза, где руководители стран-участниц напрямую обвинили Бишкек в использовании серых схем реэкспорта из Китая, пишет «Караван».
По документам совещания кыргызские торговые компании сумели выстроить работу так, что они могут завозить груз – товары из КНР по сниженным ценам – на территорию страны, а значит, и Таможенного союза. И платят минимальные таможенные пошлины.
По оценке экспертов ЕАЭС, объем ввоза контрабанды из Кыргызстана в 2016 году вырос в 9,5 раза. Весь этот импорт затем поступает на рынок соседей – к нам и в Россию. По данным таможни КР, с 2014 по 2016 год импорт вырос только в 2 раза – с 2,4 миллиарда до 5,7 миллиарда долларов.
Курс у нас один. Правильный
Лет шесть назад Всемирный банк опубликовал исследование «Клубок шелка: безграничные базары и приграничная торговля в Центральной Азии». В нем авторы попытались понять роль базаров в экономике региона. Тогда всем было интересно, сколько товаров продают на рынках. В Казахстане оборот составил 2 миллиарда 154 миллиона долларов. Больше половины этих денег – 1,7 миллиарда – крутится на алматинской барахолке.
И каким же шоком были такие же данные по Кыргызстану. Оказалось, что оборот бишкекского «Дордоя» больше нашей барахолки в 1,5 раза – 2,8 миллиарда! По всему Кыргызстану – 3,6 миллиарда! Почти в 2 раза больше, чем у всего Казахстана, где живет в 3 раза больше людей.
Рядом такой же по населению и доходам Таджикистан. Но у него оборот базаров всего четверть миллиарда «зеленых». Для чего небольшой и бедной стране такие рынки?
Ларчик аналитики банка раскрыли тут же: Кыргызстан пошел по пути реэкспорта. Она первой из СНГ вошла в ВТО. Резко снизила пошлины на импорт и тут же попала под торговую зависимость от Поднебесной. Все потребности в промтоварах закрываются Китаем.
Страна превратилась в пылесос по вытягиванию дешевого товара со всего мира и переправке его соседям.
Реэкспорт стал главным кормильцем и самым закрытым сегментом экономики. За счет низких пошлин цены на товары не росли, разумеется, и кыргызские посредники стали понемногу вытеснять с рынка конкурентов из Казахстана и России.
В харизме надо родиться
За все это время внешняя торговля КР только развивалась. К чему страны Таможенного союза оказались не готовы. Ситуация очень странная, так как мы все находимся в Таможенном союзе и пошлины у нас единые. Но вокруг кыргызской таможни выросла индустрия, с которой кормится четверть всего трудоспособного населения страны. А это 800 тысяч человек.
Потери только Казахстана от реэкспорта – миллиарды тенге. Главные – неполученные таможенные платежи. По данным ЕАЭК, прямая торговля Казахстана и Китая снижается четвертый год подряд. В 2013 году импорт из Поднебесной был 8,4 миллиарда долларов. В 2016-м – уже 3,6 миллиарда. В этом году по оценке он упадет до 3 миллиардов долларов.
При этом китайский товар не исчез. Он просто поменял маршрут, едет в обход нашей таможни и высоких пошлин через братскую страну. В итоге весь уходит на черный рынок. Судя по статистике, нелегальный оборот кыргызского реэкспорта в Казахстане составляет минимум 5 миллиардов долларов.
– Оптовики часто используют махинации, чтобы занизить на границе цену товара и заплатить меньше пошлину. Есть два основных способа: занижение веса и указание товара-прикрытия, – рассказал «КАРАВАНУ» председатель Ассоциации таможенных брокеров Геннадий ШЕСТАКОВ. – Скажем, фура может поднять 22 тонны. Но в документах указываются только 10 тонн. Пошлина падает в 2 раза. Товар-прикрытие – более сложный способ. Надо вам провезти груз джинсовой одежды. Но в документах пишут «синтепон». Он весит в 2 раза меньше. В результате вместо 88 тысяч евро пошлины импортер платит 48 тысяч. Оба этих способа в Кыргызстане используются очень широко.
Даже американский USAID не верил, что Бишкек играет честно. В своих материалах он приводит данные китайской статистики.
Она дает цифры китайско-кыргызского товарооборота в 4 раза большие, чем те, что показывает Бишкек. Экспорт занижен в 3 раза, импорт – в 5. Возможно, и эти цифры занижены, считают американцы, так как они не отражают контрабанду.
Дайте разогреться
Прошел груз китайскую границу – теперь его надо доставить в Казахстан. Для этого нужен новый пакет документов. Это тоже не проблема: покупаем в Бишкеке газету и ищем объявление об оказании услуг по подготовке документов. Цена небольшая – всего 200–300 долларов.
По оценке Всемирного банка, в 2011 году торговый оборот «Дордоя» давал треть ВВП Кыргызстана. 80 процентов всех продаж рынка составляют именно китайские товары. При этом на внутренний рынок шло от силы 20 процентов продукции с Востока. Остальное – в Россию, Казахстан и Узбекистан.
– Торговые кланы из Кыргызстана активно выдавливают местных конкурентов с рынка Казахстана. Если взять базары Алматы, то здесь 50–60 процентов товара продают именно кыргызы. В этом нет ничего плохого, если бы конкуренция была более или менее честной. Но они получают более дешевый товар, не обремененный пошлинами. Они не создают предприятий, не платят налоги. Для властей и бюджета они не существуют. Наши торговцы, наоборот, закошмарены налоговиками. Здесь тоже надо наводить порядок. Но с участием официального Бишкека, иначе снова поднимется свара, – говорит Геннадий Шестаков.
Я далек от мысли
Поэтому, когда встал вопрос быть или не быть Кыргызстану в составе ЕАЭС, разговор был неприятным. Россия, Беларусь и Казахстан желали построить общий рынок, на котором будут развиваться отечественные производители. Принимали программы импортозамещения. Другое дело, насколько все это работало или нет. Но желание работать осталось.
Кыргызстан хотел остаться таким «окном в мир»: внутреннее торговое и налоговое законодательство гармонизировано с правилами и нормами ВТО. Это было необходимо для установления режима наибольшего благоприятствования развитию торговли и привлечению инвестиций в экономику. Получается, за счет соседей?
Астана и Москва были против вступления КР в Таможенный союз. Мы уже знали размеры «дыр» на своих границах, объемы реэкспорта из Кыргызстана и какой ущерб он наносит нашим экономикам. Опыт был, честно говоря, впечатляющим. Главными видами для перепродажи всегда были ТНП: одежда, обувь, посуда, изделия из кожи, домашний текстиль, ковры...
Но решили-таки не бросать братскую страну. Для нее разработали «дорожную карту» – пошаговый план вступления в ЕАЭС. Он предусматривает перевод экономики и законодательства страны от преимущественно торговли к производству. Были определены отрасли для развития.
Денег на все это у страны не было. Помочь взялись Россия и Казахстан. Москва пообещала 1,2 миллиарда долларов. Астана – еще 100 миллионов. Этого должно было хватить на изменение законов, оборудование таможен и поддержку, чтобы не позволить раздавить самую маленькую экономику союза.


Динамика объемов импорта из Китая в Казахстан за 2012–2017 годы, по данным Евразийской экономической комиссии, и динамика поступлений пошлин, по данным таможни КР за 9 месяцев каждого года (*Данные на 2017 год прогнозные)
Никогда такого не было, и вот опять
Как повел себя Кыргызстан после вступления? Да так! Бишкек деньги получил с удовольствием, но особо заморачиваться не стал. Таможенное законодательство ЕАЭС не гармонизировано. Бишкек пока не спешит привести свои законы к нормам ТС. Правила работы пограничных переходов тоже пока не изменились. Досмотра как не было, так и нет. Документы… это дело вообще темное. Сравнивать цифры, которые дают таможенники Кыргызстана и, например, России, просто нельзя. Можно как-то поиграть ими, чтобы привести к одному знаменателю. Но все равно ничего не будет понятно.
В таком бардаке торговля быстро вернула свое. Весь объем импорта в Кыргызстан, как показывает информационный портал таможенной службы КР, в 2014 году составил 2,4 миллиарда долларов. Ввозили все, что обычно: топливо, машины и оборудование, пластик, фармацевтику. В 2016 году, после открытия границ с ТС, все изменилось. Импорт вырос в 2 раза, до 5,7 миллиарда. И главные статьи теперь одежда, обувь и кожаные изделия. То, как росла кыргызская торговля импортным товаром, хорошо показывает график поступления платежей, взятый на том же портале.
Фактически, пользуясь своим особым положением, экономика КР стала паразитом, который присосался торговыми связями к более крупным соседям.
Даже искаженные данные показывают, насколько реэкспорт важен для страны: среди государств ЕАЭС у нее самая большая доля таможенных платежей в структуре бюджета – 11 процентов. У Беларуси она 5 процентов, Армении – 4,6 процента, России – 4,2 процента. Казахстанское правительство всегда относилось к торговле как-то свысока, пренебрежительно. Вот и получили. В нашем бюджете доля платежей самая маленькая – 3,1 процента.
Получили и другой эффект: дороги в Казахстане перестают быть выгодными. Ведь торговые караваны идут через соседей. Об этом мы обычно не упоминаем. Согласно программе «Нурлы жол» в стране должна быть создана удобная транспортная инфраструктура Шелкового пути из Китая в Европу. Кому она нужна, если у соседей границу перейти легче и дешевле?
И еще: теневой оборот товаров в 5 миллиардов долларов – это очень много. Вся эта масса товаров давит на денежную массу, которую пытается контролировать Нацбанк, чтобы не допустить роста инфляции. А как все это контролировать, если точных данных нет? А от этого высокие налоги, дорогие кредиты, инфляция, падение уровня жизни. А все от слишком простого отношения к шалостям в соседней стране.
Фото: Sputnik/ Табылды Кадырбеков.

По сообщению сайта Zakon.kz