Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Роль общества в антикоррупционной политике недостаточна

Дата: 25 октября 2017 в 11:19 Категория: Общество

Роль общества в антикоррупционной политике недостаточна

 

 

 

На вопросы отвечает заместитель директора Центра исследования правовой политики (LPRC) Татьяна Зинович.

 

— Татьяна, в этом году казахстанские НПО в первый раз проводят альтернативный мониторинг выполнения РК рекомендаций Стамбульского плана действий (СПД) по борьбе с коррупцией. Что подразумевается под альтернативным мониторингом и какие задачи стоят перед вашей группой?

— Альтернативный мониторинг — это параллельное независимое участие представителей неправительственного сектора на всех этапах мониторинга Стамбульского плана действии, в соответствии с методологией третьего раунда СПД.

В соответствии с методологией третьего раунда мониторинга Стамбульского плана действии гражданское общество охватывает ряд организации и представителей, в том числе НПО, ассоциации юристов, потребителей, организации, работающие в сфере обеспечения доступа к информации, ассоциации предпринимателей, журналистов, ученых, представителей университетов, исследователей и других представителей гражданского общества.

Самый основной вклад — это представление ответов на вопросник мониторинга со стороны представителей неправительственного сектора, параллельно с ответами правительства, на изначальном этапе мониторинга. Кроме того, гражданское общество участвует во встрече с группой мониторинга во время визита в страну и на пленарных заседаниях в Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), на которых рассматриваются и принимаются отчеты мониторинга. Также гражданское общество может представить альтернативные промежуточные отчеты на последующих встречах.

 

— Представители каких НПО проводят такой мониторинг?

— Альтернативный мониторинг IV раунда СПД был организован Центром исследования правовой политики (LPRC). Отчет же подготовлен при участии ОФ «Транспаренси Казахстан», Интерньюс-Казахстан, ОФ «Институт национальных и международных инициатив развития», Международного фонда защиты свободы слова «Аділ сөз», ОФ «Правовой медиа-центр». Каждая организация действует в своей сфере, например, если она имеет отношение к ИПДО (Инициатива прозрачности добывающих отраслей), то проводит мониторинг и дает рекомендации в этой сфере и т.д.

 

— Участвует ли гражданское общество в процессах обсуждения и реализации антикоррупционных реформ?

— Представители гражданского общества участвовали в обсуждении антикоррупционной стратегии на диалоговых площадках, организованных госорганами и политическими партиями. В рабочую группу по разработке и обсуждению стратегии вошли известные юристы, политологи, эксперты, общественные деятели, представители Генеральной прокуратуры, Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции.

Несмотря на то, что государственные органы Казахстана проводят регулярные встречи с представителями общественности, проходят заседания экспертов, а также круглые столы, влияние гражданского общества на процесс принятия решений недостаточно. Остаются также недостаточными роль и участие гражданского общества в процессе формирования и реализации антикоррупционной политики. Нет информации со стороны госорганов, используются ли и какие именно предложения со стороны общественности для совершенствования антикоррупционного законодательства.

 

— В апреле 2017 года Агентство по делам государственной службы и противодействию коррупции подготовило и опубликовало первый Национальный доклад о противодействии коррупции. Участвовали ли СМИ, НПО или общественные активисты в его подготовке? Как НПО характеризуют первый антикоррупционный отчет республики?

— Подготовка доклада не была анонсирована Агентством по делам государственной службы и противодействия коррупции. Мы также не располагаем информацией о создании рабочей группы по подготовке проекта этого документа.

Проект Национального доклада не публиковался и не обсуждался с общественностью. У НПО, СМИ и других заинтересованных сторон не было возможности предоставить свои материалы, комментарии или предложения. Отсутствие общественного обсуждения, а также отсутствие вовлеченности представителей гражданского общества, СМИ, экспертного сообщества в процесс подготовки этого документа негативно сказалось на его качестве.

Вопросам формирования антикоррупционной культуры и вовлечения гражданского общества в реализацию антикоррупционных реформ в докладе отведено четыре страницы из 70-страничного документа, большая часть которого — информация общего характера (например, количество учащихся в различных учебных заведениях и т.д.). Это позволяет сделать вывод, что государственный уполномоченный орган не придает большого значения роли и функции гражданского общества, включая журналистов и СМИ, в деле борьбы с коррупцией, что, собственно, и проявляется на практике.

Также в докладе совершенно не затронуты вопросы реализации права на доступ к информации, подотчетности и прозрачности государственных органов, как важного элемента государственной политики по борьбе с коррупцией.

 

— Насколько глубоко вовлечены СМИ в антикоррупционную политику де-юре и де-факто?

— Роль и участие казахстанских журналистов и СМИ в проведении антикоррупционных реформ, на наш взгляд, сведены к минимуму. Основная функция журналистов в борьбе с коррупцией — это возможность проведения антикоррупционных расследований и их опубликование.

 

— Но я, как журналист, исходя из своего опыта могу заявить, что это затруднительно и небезопасно в Казахстане.

— Верно. Во-первых, из-за наличия ограничительного медиа-законодательства в целом и криминализации клеветы и оскорбления, в частности. Уголовным преступлением является клевета с обвинением в совершении коррупционного преступления, что влечет наказание до трех лет лишения свободы.

Во-вторых, широкие возможности для привлечения журналистов и СМИ к гражданско-правовой или административной ответственности, взысканию больших сумм денег, приостановление или закрытие СМИ. Например, судебное разбирательство по иску бывшего чиновника к сайту «Ратель.kz» завершилось взысканием с редакции 50 миллионов тенге (более $150000).

В-третьих, недостаточная квалификация судей при рассмотрении дел с участием журналистов и СМИ, а также предвзятость или коррупционная составляющая являются еще одним фактором, который оказывает на журналистов и СМИ «охлаждающий эффект» и не мотивирует их к проведению антикоррупционных расследований.

 

— Одной из уязвимых для коррупции считается сфера государственных закупок. Какие тут существуют проблемы для противодействия коррупции?

— В соответствии с Законом Республики Казахстан «О государственных закупках», открытость и прозрачность является одним из принципов осуществления государственных закупок.

По информации ОФ «Транспаренси-Казахстан», прозрачность и подотчетность в сфере государственных закупок в Казахстане все еще не на должном уровне. Во-первых, администраторами бюджетных программ и заказчиками не публикуются протоколы заседаний конкурсных комиссий по определению победителя конкурса или признания конкурса несостоявшимся. Во-вторых, отсутствует в открытом доступе какая-либо статистика по обжалованию результатов конкурсов в сфере государственных закупок. В-третьих, не публикуются акты выполненных работ, подписанные поставщиками и заказчиками.

Еще одной проблемой является отсутствие информации о расходовании бюджетных средств, полученных в рамках государственных закупок, коммерческими и некоммерческими организациями.

В соответствии с Законом Республики Казахстан «О доступе к информации», все юридические лица — получатели бюджетных средств признаются обладателями информации и обязаны обнародовать информацию о расходовании бюджетных средств на своих Интернет-ресурсах. Приведу такой пример. ОФ «Транспаренси-Казахстан» был проведен общественный мониторинг получателей бюджетных средств. Методом случайной выборки выбрали 10 НПО, 10 СМИ и 10 частных предприятий. Информация, касающаяся использования средств, выделенных из государственного бюджета, и не отнесенная к информации с ограниченным доступом, ни на одном из 30 исследуемых сайтов организаций не опубликована. Частные предприятия были выбраны на сайте государственных закупок. Однако у них не оказалось собственных сайтов, где можно было бы получить информацию. Так же было невозможно проследить расходование полученных средств, так как этой информации не было ни у поставщиков, ни у заказчиков.

 

— Были ли учтены предложения и рекомендации неправительственных организаций при утверждении отчета четвертого раунда мониторинга выполнения Казахстаном рекомендаций Стамбульского плана действий по борьбе с коррупцией?

— Да, конечно. Сам отчет опубликован, он представляет собой детальный анализ всех позитивных и негативных сторон процесса борьбы с коррупцией в Казахстане. Отчет был принят на пленарном заседании Стамбульского плана действий по борьбе с коррупцией 13 сентября 2017 года в Париже, в штаб-квартире ОЭСР.

В нем содержатся следующие рейтинги степени выполнения рекомендаций Третьего раунда мониторинга: из 19 предыдущих рекомендаций Казахстан не выполнил одну рекомендацию, выполнил частично 15 рекомендаций, выполнил в основном одну рекомендацию; ни одна рекомендация не была выполнена полностью. В результате Четвертого раунда мониторинга были сформулированы 22 новые рекомендации, а семь предыдущих были признаны все еще остающимися в силе.

Из предложений гражданского общества были приняты рекомендации по вовлечению и расширению участия НПО и СМИ в антикоррупционных реформах, достижению большей прозрачности, подотчетности и открытости органов государственного управления, большей бюджетной прозрачности, по рассмотрению вопросов декларирования доходов и расходов государственных служащих в антикоррупционных целях, а также рекомендация о развитии административной юстиции в Казахстане и некоторые другие.

Сейчас, после утверждения отчета, нам всем предстоит работа по реализации рекомендаций ОЭСР. Усилия гражданского общества направлены на помощь государству в борьбе с коррупцией.

 

 

Татьяна Зинович — заместитель директора Центра исследования правовой политики (LPRC). С января 2005 года по декабрь 2011 года была независимым экспертом, сотрудничала с БДИПЧ ОБСЕ и Центром ОБСЕ в Астане по ряду мониторинговых проектов по вопросам судебной деятельности.

Является членом Консультативно-совещательного органа при МИД РК «Диалоговая площадка», членом Правового Совета при партии «Нұр Отан». В 2015 году входила в состав рабочих групп Парламента РК по проектам Законов РК «О доступе к информации» и «Об общественных советах». Член Комиссии по вопросам доступа к информации при Министерстве информации и коммуникаций.

 

Источник: Асель Джанабаева, сайт «Объектив.kz»

https://obk.kz/news/113573

 

По сообщению сайта Zakon.kz