Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Из Сирии начался «обратный экспорт» боевиков в страны, откуда они прибыли. Россия под угрозой — они могут применить свой опыт на родине

Дата: 26 октября 2017 в 16:45 Категория: Новости стран мира

  Ракка, 18 октября 2017 года
Reuters

Освобождение сирийского города Ракка, так называемой «столицы» ИГ*, и начало зачистки в Ираке последнего оплота «Исламского государства«* — городов Рава и Эль-Кайм, ознаменовало собой новые сценарии развития воинствующего фундаментализма.

По оценкам США, общее число боевиков «Исламского государства«* в Сирии и Ираке оценивается на сегодняшний день примерно в 6000 человек. И теперь главные вопросы — куда направятся выжившие боевики, где они перегруппируются, когда распадутся союзы, сложившиеся против ИГ*, какие новые столкновения произойдут, каким образом джихадистские организации станут заполнять пространство, остающееся незаполненным в ходе конфликтов на Ближнем Востоке.

Исчезновение ИГ* как государства и потеря его территориальной укорененности, способности насаждать контроль и «политические институты» на обширных пространствах Ближнего Востока вынудили выживших и новых последователей «халифата» искать новые базы.

Основные из них, кроме Ирака и Сирии, — Афганистан (там ИГ*, бросив вызов «Талибану«*, заключило союз с фундаменталистской группировкой «Сеть Хаккани»; там оплот ИГ* — провинция Нангархар), Ливия (территория — самая близкая и опасная для Европы, боевики ИГ* уже присутствуют на юге Ливии), Египет (там фундаменталисты сосредоточены на Синайском полуострове) и российский Кавказ, откуда накануне Олимпиады в Сочи их и «ссылали» на войну в Сирии.

Как говорится в докладе «Beyond the Caliphate» американской консалтинговой группы Soufan Center, России усиленно «поставлявшей» боевиков для ИГ* в последние годы, следует особенно опасаться их возвращения на родину по мере сокращения территории, контролируемой ИГ* в Сирии и Ираке.

По данным экспертов, в Россию уже вернулось около 400 боевиков из примерно 3500 человек, воевавших за исламистов. И все они, независимо от причин возвращения, будут нести определенную степень риска. Пока деятельность вернувшихся наемников не привела к росту числа терактов, но это может произойти в будущем.

О том, что нельзя допустить, чтобы воюющие за ИГ* выходцы из России и СНГ применили свой опыт на родине, власти России говорили еще до момента начала операции ВКС РФ, начавшейся в Сирии 30 сентября 2015 года. В тот день, сообщая о начале операции российской группировки, президент Путин, заявив, что в рядах ИГ* уже сражаются тысячи выходцев из России и СНГ, заявил, что «не надо быть специалистом по этим вопросам, чтобы понять: если они достигнут успеха в Сирии, то неминуемо вернутся в свои страны, придут и в Россию».

В октябре 2015 года на заседании Совета глав государств — участников СНГ Путин вновь заявил, что нельзя допустить, «чтобы они полученный сегодня в Сирии опыт позднее применяли бы у нас дома».

Накануне Олимпиады в Сочи Россия сама «высылала» боевиков с Северного Кавказа в Сирию и Ирак

Отметим, что международные эксперты указывают на то, что Россия сама создала такие условия для угрозы своей территории со стороны возвращающихся на родину повоевавших в Сирии боевиков.

В опубликованном в марте 2016 года докладе Международной кризисной группы (ICG) — некоммерческой частной организации, занимающейся мониторингом проблемных регионов — сообщалось, что с 2014 года на Северном Кавказе резко снизился уровень насилия, что объяснялось передислокацией большинства радикалов из этого российского региона в Ирак и Сирию. Там они примкнули к боевикам «Исламского государства«*.

Как отмечалось в докладе «Джихад на экспорт? Северокавказское подполье и Сирия», в период подготовки к Олимпиаде-2014 в Сочи российские силовики, парализовавшие деятельность джихадистской организации «Имарат Кавказ«* на территории РФ, открыли границы для радикалов, чтобы дать им возможность выехать за пределы Северного Кавказа. А так как в это время набирал популярность «пятизвездный джихад» ИГ*, то сотни жителей региона и выходцев с Северного Кавказа в итоге присоединились к ИГ* в европейских и ближневосточных диаспорах.

Летом 2015 года российские журналисты писали о том, что в Дагестане сотрудники ФСБ оказывают содействие участникам местного бандподполья в их отправке на территорию Сирии для участия в боевых действиях на стороне террористов. Их специально «переправляли» на джихад в Сирию, чтобы в Дагестане стало спокойнее. С помощью такого «»экспорта» активность кавказского подполья за годы «сирийской» войны упала в разы, что подтверждается данными силовиков, экспертов, правозащитников и жителей региона.

Однако российские силовики, способствующие отправке радикалов на войну на стороне террористов ради спокойствия в кавказских республиках, не учли побочный эффект такой стратегии: тенденция распространилась не только на Кавказе, но и в других регионах РФ, и те, кто уехал, стали представлять потенциальную угрозу для России с учетом приобретенного ими опыта.

В результате такого «экспорта» джихада с Северного Кавказа на Ближний Восток у России появились новые враги, а конфликт из регионального разросся в глобальный, с потенциальной угрозой «обратного экспорта» террористов на родину.

За возвращающимися в Россию из Сирии гражданами, которые ранее при потворстве спецслужб присоединились к террористическим формированиям, пристально следят.

Помешать боевикам вернуться домой призваны и подписанные президентом Путиным в 2013 году поправки в Уголовный кодекс РФ, которые по сути поставили блок на возвращение добровольцев на родину. Эти изменения ужесточили уголовную ответственность за участие в вооруженных формированиях на территории других государств до 10 лет тюрьмы.

*«Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Имарат Кавказ» — запрещенные в России террористические организации

еще

/russia/07feb2017/diezeit.html

rus_boeviki

Путин признал, что на стороне ИГ* в Сирии воюют около 4000 россиян. И это угроза и для России, ведь они когда-то вернутся

В Сирии на стороне боевиков воюют четыре тысячи россиян и около пяти тысяч граждан республик СНГ.

Такие данные привел в четверг, 23 февраля, президент России Владимир Путин на встрече по случаю Дня защиты Отечества с офицерами Северного флота, отличившимися при выполнении служебно-боевых задач в акватории Средиземного моря у побережья Сирийской Арабской Республики.

«Для нас с вами не менее важно то обстоятельство, что, к сожалению, на территории Сирии скопилось огромное количество боевиков — выходцев из республик бывшего СССР и из самой России, — сказал он. — По нашим предварительным данным, счет идет на тысячи: где-то по данным Генштаба ГРУ и наших других специальных служб, ФСБ, например, до 4 тысяч примерно из России и тысяч пять — из республик бывшего Советского союза».

Президент отметил, что учитывая безвизовый режим, который установлен практически на всем постсоветском пространстве, надо понимать, какая огромная опасность таится «в этом рассаднике терроризма именно для нас, для России», передает ТАСС.

Глава России и ранее неоднократно подтверждал сведения, что в рядах ИГ* воюют выходцы из РФ, в основном с Северного Кавказа.

30 сентября 2015 года, сообщая о начале операции российской группировки в Сирии, президент Путин отмечал, что в рядах ИГ* сражаются тысячи выходцев из европейских государств, России и постсоветских стран и «не надо быть специалистом по этим вопросам, чтобы понять: если они достигнут успеха в Сирии, то неминуемо вернутся в свои страны, придут и в Россию».

В октябре 2015 года на заседании Совета глав государств — участников СНГ Путин сообщил, что в ИГ*, по разным оценкам, входят 5-7 тыс. выходцев из РФ и других стран Содружества. «По разным оценкам, на стороне ИГИЛ* уже воюют от пяти до семи тысяч выходцев из России и других стран СНГ». «И мы, конечно, не можем допустить, чтобы они полученный сегодня в Сирии опыт позднее применяли бы у нас дома», — заявил президент.

В свою очередь глава МВД России Владимир Колокольцев в сентябре 2015 года сообщал, что в рядах ИГ* — 1,8 тыс. россиян. А первый замдиректора ФСБ Сергей Смирнов утверждал, что его ведомство располагает данными о том, что в деятельности этой группировки принимают участие 2,4 тыс. россиян.

В марте 2016 года Международная кризисная группа (ICG) — некоммерческая частная организация, занимающейся мониторингом проблемных регионов — опубликовала доклад «Джихад на экспорт? Северокавказское подполье и Сирия», в котором сообщала, что только по официальным данным на территории Сирии и Ирака в боевых действиях на тот момент участвовали 2900 граждан России. Однако реальная цифра может быть намного больше — до 5 тыс. россиян.

*«Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Имарат Кавказ» — запрещенные в России террористические организации ]]> ]]>

По сообщению сайта NEWSru.com