Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Профессия — мама. Каково воспитывать 13 детей?

Дата: 30 октября 2017 в 18:32

Аделя Мухаметшина — профессиональная мама. Она воспитывает 13 приемных детей в чолпон-атинской SOS-деревне. Она рассказала Kloop.kg о том, каково иметь такую большую семью, и почему она вообще решила стать SOS-мамой.

Деревни SOS помогают детям, оставшимся без родительской опеки, обрести семью. Они отличаются от детских домов: приемные братья и сестры живут под одной крышей вместе с SOS-мамой. Дети не изолированы от мира — они ходят в обычные детские сады и школы, у них есть друзья за пределами дома, и для них открыт целый мир. И главное — у них есть мама.

История рассказана от лица Адели Мухаметшиной.

Пятнадцать лет назад меня впервые в жизни назвали мамой. Это был не мой родной ребенок, но уже через минуту в соседней комнате я задыхалась от слез и эмоций, переполнявших меня. Волнение и страх переплетались с простым человеческим счастьем. Я не понимала, как стала самым главным человеком в жизни семилетнего ребенка. Мне было 28, а я чувствовала себя маленькой девочкой. Родных детей у меня никогда не было. Сейчас у меня полноценная семья, в которой за 15 лет выросло 13 детей со всего Кыргызстана: из Оша, Чуя и Нарына.

В 2002-м я приехала в SOS-деревню Чолпон-Аты, которая больше напоминала элитный санаторий с уютными домиками и густой зеленью. В тех 11 домах ждали мои будущие дети, и в воображении я рисовала их лица. Работу в деревне я начала в качестве тети, помощницы SOS-мамы, которая тоже живет в семье и решает бытовые вопросы. Тогда мне было страшно брать ответственность за жизнь маленького человека.

Спустя полтора года мне предложили дом и первую настоящую семью. Это был самый тяжелый год: я воспитывала двоих детей с особыми потребностями. Они были сильно дезориентированы и вообще не разговаривали. Приходилось объяснять, что такое хлеб, дом или мама. От усталости и страха порой опускались руки, но я всегда помнила слова нашего руководителя: «Если когда-нибудь решите уйти с работы, помните, что однажды этих детей уже бросали».

До приезда в деревню я жила обыденной жизнью, окончила политехнический техникум, работала гидромелиоратором. Долгое время я была замужем, но не могла иметь детей. Родители рассказывали мне, что с самого детства я сажала кукол в единый круг и развлекала их, создавала семьи.

Я выросла, а общество вокруг — даже родные — давили на больную мозоль, советовали скорее завести детей. Теперь у меня целая футбольная команда ребятишек, настоящая семья. Первым делом я привезла своих девятерых детей родителям и сказала: «Мечтали о внуках? Выбирайте, любите и воспитывайте». Именно это они и сделали. Теперь я точно знаю, что у меня есть полноценная любящая семья. Я чувствую это, когда родные собираются под одной крышей и отмечают праздники, устраивают игры или просто смотрят фильмы. Я нашла свое счастье. Осталась одна мечта — хочу стать бабушкой.

Не все моменты работы можно назвать приятными. Иногда ты воешь волком — так хочется побыть наедине с собой, подумать и о своей жизни тоже. Об этом должны знать молодые сотрудники, которые видят красивых деток и радуются хорошим условиям. Зачастую они уходят уже через неделю — не выдерживают такого стресса.

Принимать ответственность за чужую жизнь непросто. Я должна контролировать финансы, здоровье и развитие детей, их отношения друг с другом. Мама с детьми находится 24 часа в сутки, в больнице и школе. Приходится даже разбираться в их любовных страданиях. Всю обиду, боль и разочарования ребенка ты пропускаешь через себя. Самый худший момент был, когда трехлетняя дочка попала в больницу, а я тогда отдыхала в городе. После этого я много лет не брала выходных.

Еще у одной дочки были серьезные проблемы со здоровьем, она у меня со специальными потребностями. Таким детям нужно особое внимание, поэтому я получила второе образование психолога. Это здорово помогло мне с решением конфликтов внутри семьи.

Старшая дочь ревновала меня к младшей, когда я занялась ее лечением. Однажды я нашла открытку со словами: «Раньше Вы были только моей мамой, можете больше не любить меня». Я чувствовала ее боль. Мне было страшно потерять доверие одной и затормозить психологическое развитие другой дочери. Тогда я решила переложить часть заботы на старшую девочку, сделать ее причастной к лечению. Нужно уметь втягивать детей в процесс воспитания, только так появляется сплоченность среди неродных братьев и сестер.

Другой пример — мой уже взрослый сын. Это был малыш с умственной отсталостью, весной и осенью он становился агрессивным. Это отражалась на всей семье. Тогда я приучила детей помогать и учить его, брать часть ответственности на себя. Они напоминали ему вовремя принимать таблетки. Он до сих пор звонит мне из Москвы и говорит: «Апа, я пью лекарства, не волнуйтесь».

Но не всех детей можно перевоспитать. Однажды ко мне попал семилетний мальчик, которого знала вся Чолпон-Ата. Первая SOS-мама не выдержала и уволилась из-за него. Он вечно хулиганил, что-то ломал или дрался. Когда я уезжала на базар, разбивал люстру или посуду, а в пять часов утра пел гимн и строил баррикады.

Такому гиперактивному ребенку нужно было занимать все свободное время. Он приходил из школы, потом шел на футбол и занимался в музыкальной школе. Все учителя умоляли забрать его, потому что на футболе он дрался, в школе рвал струны, ну а я бегала за ним в тапочках по всей Чолпон-Ате. И так все 15 лет. Я всегда шутила, что когда он выпустится, я устрою той. А он говорил: «Мама, я же ваш адреналин, будете скучать без меня». Так оно и вышло. Сейчас ему 22, а он все такой же непоседа.

Бывают и другие проблемы. Однажды сын прибежал из школы заплаканным. Одноклассники обозвали его богатым, но ненужным сиротой. Ходили слухи, что в SOS-деревне живут дети депутатов и бизнесменов. Люди не могли принять, что дети живут в хороших условиях, красиво одеваются и вкусно едят. Но когда в классе пропадают вещи, все забывают о «детях депутатов» и подозревают в первую очередь их.

Дети-сироты рано сталкиваются с несправедливостью и жестокостью внешнего мира, и я всегда буду бороться за своих. Мои выпускники получили высшее образование, старший сын работает шеф-поваром в дорогом московском ресторане, дочка тоже переехала в Москву и вышла там замуж. Дети помладше ходят на ментальную арифметику, изучают английский, занимаются музыкой и спортом.

Я не могу назвать себя идеальной мамой. Таких женщин не существует и за пределами деревни. Внутри каждой SOS-мамы идет ежедневная борьба со страхами и эмоциями. Особенно со страхом потерять ребенка, к которому ты уже прикипел. И все же я прекрасно понимаю, что у них есть прошлое и биологические родители. С такими семьями мы тоже ведем работу, пытаемся сохранить семью и реабилитировать родителей. Ведь никакая благотворительная организация, даже наша деревня, не может быть лучше родного дома и полноценной семьи.

Я с первых дней учу детей принимать свои корни или искать родных. Мои старшие поддерживают связь со своими биологическими родителями, посещают их. Я живой человек — порой ревную и обижаюсь. Но все равно знаю, кто я для них.

Когда мы выезжаем в город или на отдых, я никогда не говорю незнакомым людям, что я приемная мать. Вокруг меня бегают абсолютно непохожие детки, разной внешности или даже национальности. И все кричат мне: «Мама!». Забавляют осуждающие взгляды прохожих, которые гадают, сколько же у них пап. Дети и сами порой пытаются найти нам папу, старшие и вовсе хотят меня сосватать. Тогда я спрашиваю их: «А что, если бы я ушла создавать семью?». Вот если я встречу мужчину, который примет меня с 13 детьми, обязательно рассмотрю эту кандидатуру.

Авторы этого материала — участники лагеря «Медиа и дебаты — 2017», организованного «Международной Образовательной Ассоциацией Дебатов в Центральной Азии» (IDEA CA) в городе Чолпон-Ата, Кыргызстан:

Назгуль Жарбулова, Марджона Курбанова и Исмаил Карыпов.

По сообщению сайта Новости Кыргызстана