Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Обойдёмся без аппендицита?

Дата: 01 ноября 2017 в 21:29

Что будет, когда казахстанско-киргизской границы не будет

Выяснение политико-экономических отношений между Казахстаном и Кыргызстаном вышло, как раньше бы сказали, на всесоюзный уровень. На встрече глав правительств Евразийского экономического союза в Ереване наш премьер-министр занял присутствующих специальным десятиминутным докладом с изложением причин создавшихся на казахстанско-киргизской границе «сложностей».

Суть этих «сложностей» наша сторона видит в слабом таможенном администрировании, причем на совсем другой границе — киргизско-китайской. А неопровержимых доказательств слабости этого самого администрирования два.
Во-первых, у всех партнеров импорт из Китая по статистике за 2014-2016 годы упал: у России, например, на четверть, а у Казахстана так сразу в два раза, а вот у Киргизии вырос.
Во-вторых, налицо расхождения в таможенной статистике Китая и Киргизии. Так, по данным КНР, ввоз товаров в Кыргызстан в 2016 году составил $5,6 млрд., а по отчетам Кыргызстана — только полтора миллиарда. Расхождение — $4,1 млрд. И так далее, причем помощники постарались насытить выступление нашего премьера перед главами союзных правительств особо впечатляющими цифрами: если Казахстан ввозит китайской одежды и обуви на 0,3 кг из расчета на каждого жителя, а россиянам через их таможни достается лишь по двести граммов, то киргизы затовариваются на 1,3 килограмма. Надо полагать, в расчете и на братские народы.
Или такие по-человечески понятные сравнения: одежду киргизы завозят в 65 раз больше казахов и в 43 раза больше россиян, обуви — аж по 15 пар на каждого жителя республики, включая детей, специально подчеркнул премьер. А особо проникновенно им была освещена таможенная тема в гендерном разрезе: сапоги женские пересекают киргизскую границу в десятикратном против нас количестве, блузки женские — в семикратном.
Если же отвлечься от предметов гардероба и посмотреть шире, то что можно увидеть?
Во-первых, попытка хотя бы на казахстанско-киргизской границе перекрыть внешнюю брешь временная. И не потому, что границу на трассе между Алматы и Бишкеком через сколько-то дней затора все равно открыли. А потому, что она как таковая принципиально лишняя. Евразийский экономический союз — это пространство для свободного движения товаров, людей и капиталов. Такова объявленная цель его создания. И с этой точки зрения казахстанско-киргизская граница как рудиментарный отросток-аппендикс в человеческом организме. Для нормальной жизнедеятельности этот аппендикс совершенно лишний и дает знать о себе лишь при воспалении, по случаю которого подлежит обязательному хирургическому удалению.
Так и граница между РК и КР: она тоже «воспалилась» после задиристых сравнений нашего и киргизского ВВП, пенсий и тарифов заодно с пятисотлетним экскурсом о том, кто под ханами-чингизидами был, а кто не был. И хотя радикально удалять этот внутрисоюзный рубеж пока не торопятся, все равно надо искать иной способ реагировать на обидные соседские высказывания и полуконтрабандный киргизский транзит через нашу общесоюзную границу с Китаем.
Во-вторых, ровно тот же разнобой таможенной статистики наблюдается и на казахстанском, и на российском протяжении китайской границы. Этой проблеме много лет, как и регулярным попыткам ее решить. К примеру, как раз год назад в Сочи прошла очередная трехсторонняя встреча экспертов Российской Федерации, Китайской Народной Республики и Республики Казахстан, на которой и без киргизов обсуждали все те же проблемы.
И тут кстати спросить: а почему все же по китайскому учету получается в разы больше? Специалисты перечисляют целый букет объективных причин — им виднее. А мы укажем на кое-что поважнее.
Когда-то неприкосновенность границы означала сохранение территории, на которой люди пахали землю или пасли скот, а правители собирали дань и набирали войско, ревностно следя, чтобы никто из чужаков не пробрался в их страну, пытаясь выкопать что-нибудь ценное или беспошлинно продать свой товар.
Современный мир поменял местами приоритеты, причины и следствия. Если ты можешь добывать и перекачивать к себе через границу богатства чужих недр, а противотоком свободно поставлять вовне готовые товары, то это уже фактически твоя территория, причем очень удобно отделенная от сырьевых и товарных провинций как раз национальной государственной границей. Она, эта граница, в таком случае отделяет экономическую метрополию от ответственности за выплату пенсий старикам, содержание школ для детей и больниц для взрослых работников на территориях добычи сырья и торговли китайскими товарами.
А особо удобно, что за границами Поднебесной вожди разных народов заняты выяснением отношений между собой, а не строительством общей надежной границы и такой экономики, при которой потоки китайских сапожек и женских блузок уже не понадобились бы.

Пётр СВОИК, Алматы

По сообщению сайта Общественно-политическая газета "Время"