Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Диана ОКРЕМОВА: Министерство секретной информации

Дата: 15 ноября 2017 в 08:52 Категория: Новости политики

Заезженная фраза «кто владеет информацией – тот владеет миром» обрела новый смысл в устах руководства Министерства информации и коммуникаций (МИК). Госорган решил засекретить информацию о результатах госзакупок.

Пару месяцев назад фонд «Правовой медиа-центр» обратился в МИК с просьбой предоставить информацию о том, кто и на что получил деньги в рамках государственного информационного заказа. Поскольку по закону о доступе к информации «сведения о формировании и расходовании госбюджета не подлежат ограничению», мы не сомневались в положительном ответе. Однако ответ нас удивил: министерство посчитало результаты госзакупок информацией с ограниченным доступом.

Мы обратились в Генеральную прокуратуру, которая, сославшись на новый закон, отказалась проверить законность действий госоргана. Написали премьер-министру — как вышестоящему органу. Ответа ждали более месяца, за это время его передавали на исполнение 26 (!) раз. В итоге письмо пришло... от вице-министра МИК, который повторил, что информацию мы не получим.

Готовим иск в суд, уверенные в своей правоте, но червь сомнения уже ее подтачивает. Ведь если министерство, которое является уполномоченным органом в сфере реализации закона о доступе к информации, так легко и бесстыдно его нарушает, то что можно говорить о других госорганах? Какой это пример для них?

Доступ к информации, особенно в сфере бюджетных трат, – гражданское право, закрепленное Конституцией. И это вполне логично, ведь налогоплательщики имеют право знать, на что расходуются их деньги. Это действенный инструмент повышения прозрачности и подотчетности работы госорганов. Кроме того, без доступа к информации невозможна борьба с коррупцией. А еще открытость госорганов очень влияет на позиции в международных рейтингах, до которых мы весьма охочи. Поэтому упорное нежелание министерства раскрыть информацию наводит на вполне определенные мысли: что-то там нечисто. И интерес к этой теме будет расти пропорционально неубедительным оправданиям министра: мол, есть правила, не я их придумываю.

Согласно «Правилам отнесения сведений к служебной информации ограниченного распространения», информацию можно «закрыть» в случае, когда «сведения, опубликование или разглашение которых оказывает непосредственное влияние на работу государственных органов» или «опубликование или разглашение которых нарушают законные права и интересы физических и юридических лиц». Не совсем понятно, почему тайной является информация о том, какой телеканал выиграл право на «производство и размещение двух документальных фильмов о деятельности Главы государства, об экономических и политических преобразованиях страны»? Или 12-ти серий фильма, «направленного на продвижение истории Казахстана, в частности, времен Казахского ханств среди молодежи»? Или 20-ти выпусков «программ о современной музыкальной культуре Казахстана»?

Возможно, данная информация не будет сенсацией. Но здесь важен принцип – добиться, чтобы закон работал и чиновники его соблюдали. А заодно помнили о пяти конституционных реформах и ста конкретных шагах, в которых принцип открытости госорганов проходит красной нитью. На их популяризацию, кстати, уходят немалые деньги из наших с вами карманов.

Автор — директор ОФ «Правовой медиа-центр», Астана

По сообщению сайта Наша газета