Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Обязательные требования к школьной форме: к вопросу о возможности конституционно-правовой оценки (Габдуалиев Мереке Тлекович, кандидат юридических наук)

Дата: 20 ноября 2017 в 17:09 Категория: Общество

Обязательные требования к школьной форме:

к вопросу о возможности конституционно-правовой оценки

 

Габдуалиев Мереке Тлекович,

кандидат юридических наук, конституционалист,

mereke_gabi@mail.ru

 

С началом 2017/2018 учебного года в Казахстане снова актуализировалась тема ношения головных уборов школьницами в общеобразовательных учебных заведениях[1]. Если не уходить в глубокое изучение вопроса «религиозной одежды как реализации права на свободу вероисповедания»[2] (хотя такая позиция заслуживает своего внимания) и подойти к возникшему спору с сугубо юридической точки зрения, то в этом конфликте можно выделить следующие проблемные моменты.

Первое. Экс-министр образования и науки А. Саринжипов 14 января 2016 года приказом № 26 утвердил «Требования к обязательной школьной форме для организаций среднего образования» (далее — «Требования к школьной форме»).

Однако, в этом приказе тексты пункта 13 на казахском и русском языках не были идентичными. Эту проблему пришлось исправлять в спешном порядке новому министру Е. Сагадиеву [3].

В п. 13 «Требований к школьной форме» указано:

«13. Включение элементов одежды религиозной принадлежности различных конфессий в школьную форму не допускается.».

Первоначально текст п. 13 «Требований к школьной форме» на казахском языке был изложен в следующей редакции:

«13. Мектеп формасына түрлі конфессияларға қатысты киім элементтерін қосуға болмайды. Орта білім беру ұйымында кез келген діни конфессияға қатынасын білдіретін діни киімдерді (хиджаб, никаб, бурка, паранжа, сикх тюрбандары және иудей кипа-бас киімдері және т.б ) және кез келген діни атрибутикаларды (белгілерді) киюге тыйым салынған.»[4].

Как видим, на казахском языке в п. 13 Требования к школьной форме конкретно перечислялись виды одежды, недопустимые для ношения в общеобразовательной школе: хиджаб, никаб, бурка, паранжа, сикх тюрбаны, иудейские головные уборы — кипы и т.д.

Министр образования и науки Е. Сагадиев после моей публикации в социальной сети «Фейсбук» внес изменения в данный документ.

Приказом Министра образования и науки РК от 4 апреля 2016 года №248 «О внесении изменений в приказ Министра образования и науки Республики Казахстан от 14 января 2016 года № 26 «Об утверждении Требований к обязательной школьной форме для организаций среднего образования» была установлена аутентичность текстов на казахском и русском языках пункта 13 Требований к школьной форме [5].

В пункте 4 данного приказа указано:

«4. Настоящий приказ вводится в действие по истечении десяти календарных дней после дня его первого официального опубликования.».

Приказ был опубликован в Информационно-правовой системе «Әділет» 13.04.2016 г.

Возникшая правовая неопределенность в данный период времени, когда действовали параллельно различные по смыслу и содержанию тексты на казахском и русском языках пункта 13 «Требований к школьной форме» стали одной из причин возникшего конфликта между администрацией школ и родителями относительно законности ограничения прав школьниц на получение бесплатного среднего образования.

Второе. Формулировка пункта 13 «Требований к школьной форме» — «элементы одежды религиозной принадлежности различных конфессий» является достаточной широкой и привела к ее различному пониманию.

Как известно, «текст нормативного правового акта излагается с соблюдением норм литературного языка, юридической терминологии и юридической техники, его положения должны быть предельно краткими, содержать четкий и не подлежащий различному толкованию смысл» (п. 3 ст. 24 Закона РК «О правовых актах»[6]).

Что понимать под «элементами одежды религиозной принадлежности»? Полумесяц, крест или тумар на шее школьника? Платок или кимешек на голове школьницы? Вопросов достаточно много.

А первоначальное принятие приказа с различными текстами на двух языках стало еще одной причиной недоверия и сомнений одной из сторон судебного спора относительно законности пункта 13 «Требований к школьной форме».

Третье. Обоснованно возникают следующие вопросы, на которые необходимо ответить.

На сколько обоснованы действия администрации школ по недопуску на занятия по причине ношения школьницами головного убора и тем самым ограничение права на получение гарантированного среднего образования в государственных учебных заведениях (п. 1 ст. 30 Конституции)?

Почему внутренние положения школ (пусть и основанные на соответствующем приказе министра образования и науки) ставятся выше Конституции и Законов Республики Казахстан?

Еще 10 декабря 2010 года, задолго до конституционных реформ 2017 года, на основе всестороннего анализа данного вопроса были предложены изменения пункта 2 статьи 39 Конституции РК [7].

Законом РК от 10 марта 2017 года № 51-VI ЗРК «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Казахстан»[8] пункт 2 статьи 39 Конституции РК был изложен в новой редакции:

«2. Признаются неконституционными любые действия, способные нарушить межнациональное и межконфессиональное согласие.».

Поэтому при применении п. 13 «Требований к школьной форме» следует учитывать, что последние изменения п. 2 ст. 39 Конституции были неслучайными и имели своего адресата.

Как известно, в соответствии со ст. 78 Конституции РК «суды не вправе применять законы и иные нормативные правовые акты, ущемляющие закрепленные Конституцией права и свободы человека и гражданина. Если суд усмотрит, что закон или иной нормативный правовой акт, подлежащий применению, ущемляет закрепленные Конституцией права и свободы человека и гражданина, он обязан приостановить производство по делу и обратиться в Конституционный Совет с представлением о признании этого акта неконституционным».

Если учитывать, что в возникшем судебном споре на чаше весов находятся конституционные права граждан (право на получение гарантированного среднего образования, право на свободу вероисповедания) — с одной стороны и конституционное положение о светском характере государства (которым обосновывают свой приказ министр образования и науки и администрации учебных заведений) — с другой стороны, то можно предположить, что Конституционный Совет РК своим решением мог бы определить соответствует ли пункт 13 «Требований к школьной форме» Конституции Республики Казахстан.

 

[1] См. напр.: Урналиев С. «В Уральске идет суд по иску отца школьницы, которую не пускают на занятия в платке» https://rus.azattyq.org/a/28851310.html

[2] См. подр.: Габдуалиев М.Т. Хиджаб в Казахстане — быть или не быть https://ia-centr.ru/experts/test/9517/

[3] См. подр.: Габдуалиев М.Т. Трагедия одного министерства — 3: Четыре главных проблемы образования в Казахстане http://press-unity.com/analitika/9732.html

[4] http://adilet.zan.kz/kaz/archive/docs/V1600013085/14.01.2016

[5] Приказ Министра образования и науки Республики Казахстан от 4 апреля 2016 года № 248 «О внесении изменений в приказ Министра образования и науки Республики Казахстан от 14 января 2016 года № 26 «Об утверждении Требований к обязательной школьной форме для организаций среднего образования»

[6] Закон Республики Казахстан от 6 апреля 2016 года № 480-V ЗРК «О правовых актах»

[7] См. подр.: Габдуалиев М.Т. Хиджаб в Казахстане — быть или не быть https://ia-centr.ru/experts/test/9517/

[8] Закон Республики Казахстан от 10 марта 2017 года № 51-VI ЗРК «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Казахстан»

По сообщению сайта Zakon.kz

Читайте также