Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Как делать бизнес в Кыргызстане»: Мы всегда учимся у своих клиентов, — директор Kyrgyz Concept Э.Уметалиев

Дата: 24 ноября 2017 в 17:04 Категория: Новости экономики

Tazabek — Деловое издание Tazabek открывает новую рубрику «Как делать бизнес в Кыргызстане», где видные бизнесмены успешных компаний страны делятся своим опытом ведения бизнеса, рассказывают о нюансах, а также о секрете успеха компании.

В интервью Tazabek владелец компании Kyrgyz Concept Эмиль Уметалиев рассказал об истории создания компании, а также о специфике ведения туристического бизнеса в Кыргызстане.

— Расскажите о компании, как пришла идея создать такого формата бизнес? Почему было выбрано такое название — Kyrgyz Concept?

— Во-первых, слово «концепт» в то время было абсолютно новым и для меня, и для нашего общества, но именно оно в 1990-х годах начало укрепляться как отображающий

бизнес, несущий в себе инновативность, философию, какую-то идею, какой — то дух и концептуально привносящее что-то новое в жизнь, предлагающее что-то новое для потребителя, поэтому когда я уловил этот смысл, он мне понравился, слово было мотивирующим. Когда один англичанин произнес его, оно меня зацепило и после недолгого изучения я решил именно это слово использовать и мы были первыми на нашем рынке, кто использовал это слово, не только в названии, а вообще в продвижении идеи бизнеса.

«Кыргыз» присовокупилось, поскольку у нас были амбиции и был энтузиазм, чтобы воплотить идею сближения наших народов, не только Кыргызской Республики, но и стран Центральной Азии, с развитым миром после долгого постсовесткого периода, когда мы были за железным занавесом. Мы хотели дать возможность нашим людям сблизиться с развитым миром и воспользовавшись новой отраслью, приглашать людей со всего земного шара, особенно из развитого мира в гости, создавать условия для сближения. Эта идея была заложена в слове «Кыргыз концепт». Была вера, что эта идея не только приживется, но и будет заразительна и будет подхвачена как страновая идея, и уже тогда была такая робкая, уверенная и лелеемая мысль, что она станет страновой миссией. Через 10-15 лет мы стали видеть, что это подхвачено и что это была очень дерзкая и оправданная идея.

Последующее развитие нашего бизнеса рынок и экономика подтвердили, что идея оазиса Центральной Азии, хаба Центральной Азии не только имела потенциал, она реализовалась во многих сферах жизни. Вопрос в том, что это несет в себе вызовы и вопрос — как суметь удержать баланс интересов региональных игроков и сохранить свое позиционирование как хаба Центральной Азии и оазиса — это наша задача, не только этого периода, но и будущих десятилетий. Но все равно идея оазиса в Центральной Азии, заложенная внутри «Кыргыз концепта», продолжает иметь право на существование и является единственной альтернативой изоляции нашей страны от развитых мировых рынков. Мы учимся и я думаю, мы все равно сможем найти свой какой-то креативный потенциал, чтобы сохранять это позиционирование и эту миссию.

— В чем заключается принципиальное отличие вашей компании от других?

— Первое, это то, что наша компания была активной и была первой, открывшей дорогу для всех своих коллег, партнеров и конкурентов, потому что именно мы в начале 1990-х годов сумели убедить правительство убрать любое чрезмерное вмешательство государства в эту сферу бизнеса и мы были инициаторами убрать лицензирование, сертификацию и все остальные регулирующие нормы, которые приводили к коррупции, тормозу, монополизации, но не помогали реальным интересам широких слоев населения. В общем, мы сами себе создали такую широкую конкурентную среду и никогда не думали об этом жалеть, потому что от монополии страдают все, даже если ты лидер, если ты не хочешь быть повязанным в коррупции. Когда широкая конкурентная среда — это подстегивает, при интеллектуальном подходе и искренних намерениях по отношению к клиенту, я думаю, это даст возможность всем быть на плаву.

— Сложно ли открывать бизнес в сфере услуг в Кыргызстане? И почему?

— Легко открывать бизнес в Праге, в Грузии, потому что там отношения с государствами сведены до минимума и внедрены электронные системы отношений с гражданином и бизнесом. Действительно, я говорю это не потому, что знаю, но и еще потому что прошел этот путь. У нас сейчас легче, чем в предыдущие десятилетия, чем у соседей, но недостаточно для того потенциала, который есть в стране и у бизнеса. Инвестиционный климат может и должен стать лучше, мы сейчас в разных рейтингах на разных местах. В некоторых рейтингах, не самых фундаментальных, мы находимся в первой сотне, даже ближе к ТОП-50. Но в большинстве рейтингов мы уходим за 100-е место и иногда даже в середине второй сотни. Я очень надеюсь, что у нашей страны хватит ума, воли и независимости для того, чтобы изучать эти рейтинги и перенимать лучший международный опыт, а не зависеть от корыстных интересов олигархических, коррумпированных кругов.

— Расскажите немного о такой сфере бизнеса, как туристический. Что нужно сделать, чтобы стать успешным в данной сфере?

— Я делился с удовольствием своим опытом лет 20-25, но сейчас, когда у нас начал развиваться рынок, много людей могут рассказать об этом лучше меня. Плюс сегодня рынок уже имеет почти 30-летний опыт и много представителей малого и среднего бизнеса, которые в конкурентной среде накопили серьезный опыт. Я горжусь, что в Бишкеке и в целом в Кыргызстане многие виды бизнеса предоставляют достаточно качественные услуги и это именно благодаря наличию конкурентной среды и борьбы за клиента. Могу сказать, что «Кыргыз концепт» не сдает и не сдаст своих позиций до тех пор, пока будет ставить во главу угла интересы клиента — один из первых принципов, который мы демонстрировали и проповедовали в самом начале пути с легким смущением — это улыбка каждому входящему клиенту. Сегодня это не становится откровением, очень многие в нашем городе умеют улыбаться не только дома, но и встречая на пороге своего бизнеса. Это уже общепринятая норма, чему я очень рад.

Второе — это то, что «Кыргыз концепт» — это One stop travel shop, это для любого человека понятно, что если хочешь что-то купить, то идешь в супермаркет или большой молл. В сфере туризма можно найти «Кыргыз концепт», потому что мы молл для туристических услуг. Придя к нам, будь то путешественник или наш человек, они может получить весь спектр услуг для путешествий в другие страны или для приезда или путешествий в нашей стране.

— Сколько средств вам потребовалось, чтобы открыть первую точку? Когда они окупились?

— Я начинал свой первый звонок клиенту и принимал первые звонки от клиентов на полу, держа дисковый телефон в руке и ограждая рукой годовалого ребенка, недавно научившегося ползать. В принципе, лежа на полу в маленькой квартире в 32 кв.м., в которой жили 3-4 семьи, при этом мое место было между входными дверями на кухне и туалетом, все было просто и очень скромно, поэтому издержки были минимальными. Первое объявление я подавал на небольшую часть одной трети пенсии своей мамы и после первого объявления из дохода я очень быстро и аккуратно вернул инвестиции маме, а остальную часть пустил на саморазвитие. Мы смогли управлять получаемыми доходами, очень сдержанно расходуя, при этом постоянно имея скромные возможности для инвестиций.

Вторая точка, исходя из моего опыта, это началось после развала Советского союза и опыт советского менталитета привел меня арендовать кабинет в Академии наук. Академия наук тогда начинала тихо расползаться и там были кабинеты свободные, получилось договориться и получить кабинет. Казалось, что мы такие важные, мы начали бизнес, нас 1-2 человека, есть телефон, кабинет на 2 или 3 этаже, галстуки, костюмы. Мы всегда учимся у своих клиентов и тогда у меня хватило смелости, прозорливости спрашивать у клиентов. Я спросил несмелый и важный для меня вопрос: «Хорошо ли, что мы находимся здесь или лучше быть в скромном помещении и в кабинете поближе. Клиентка была из-за границы и хорошо говорила на русском языке, она сказала: «Конечно, здесь вас трудно искать, если бы вы были внизу, нам было бы удобнее». Сомнения были развеяны и следующая точка была очень близко — на первом этаже около остановки.

— Какой процент от доходов вы направляете на развитие?

— Я практически не допускаю и стараюсь не допускать неоправданных расходов вообще, все остальное должно быть направлено на развитие и здесь возникает 2 вопроса: потребление — мои дети и семья, мы очень скромны в расходах. Да, мы позволяем себе не частые путешествия, но во всем остальном в бытовом плане — это скромные расходы и даже те расходы я рассматриваю как инвестиции, то есть любой расход должен быть инвестицией, если это не инвестиция, такого расхода позволять нельзя. Конечно, нет идеальной ситуации, но стремление к этому позволяет оптимизировать и финансы, и в общем-то все остальное, касающееся нашего жизненного стиля, жизненной манеры. Если даже купим пирожок, он должен быть для поддержания энергии и ощущения радости в необходимой мере, но если нет, это расход. Это мой принцип. Как удается успешно вкладывать? Вот это вопрос, потому что это и есть искусство ведения бизнеса, которым мы пытаемся в меру своих способностей овладевать, но есть небольшая составляющая государства. Даже при желании, к сожалению, инвестиционный климат не позволяет все накопления использовать во благо, развитие и поэтому подкреплено макроэкономической статистикой. Например,у нас в стране есть небольшие накопления бизнеса и населения. Эти накопления свидетельствуют о том, что не все направляется на открытие бизнеса, значит, деловой и инвестиционный климат не способствуют быстро инвестировать.

Во-вторых, слишком много денег направлено на недвижимость. Люди пытаются сохранить свои активы, купив недвижимость — это не плохо и не хорошо, это свидетельствует о том, что опять же сохраняются денежные активы, не развивая бизнес и не вкладывая их в развитие, а пассивно вкладывая в недвижимость.

Третий макроэкономический показатель — неуменьшающийся отток капитала из стран ЕАЭС, один из самых высоких в мире, этот отток измеряется триллионами долларов за годы рыночной экономики. Это свидетельство того, что деньги надежнее хранить в другом месте, но не в наших странах ЕАЭС.

— Как в вашей компании происходит подбор персонала? Сколько человек у вас в штате?

— Мы в разное время имеем разное количество людей, которые с нами сотрудничают на full time. За много лет мы достигли цифры в сотню человек, это 15 лет назад, теперь 200 с лишним и я думаю, что мы должны расти, но не дают расти нестабильность, конкуренция, неуверенность в завтрашнем дне, незащищенность бизнеса и так далее. За последние 10 лет прибавился еще позитивный фактор — внедрение в нашу жизнь новых способов ведения бизнеса и прежде всего это связано с инновациями и именно электронный формат ведения бизнеса растет и наличие новых девайсов, инструментов для работы в виртуальном пространстве позволяет минимизировать издержки и делать много работы с меньшим количеством людей. Я думаю, есть 2 фактора: мы можем открывать новые рынки для сотрудничества с человеческим фактором, но для этого надо верить, что государство готово обеспечивать безопасность бизнеса и второй фактор — эра Интернета, эра глобальной новой виртуальной жизни и бизнеса.

— Как обстоят дела у Кыргызстана на туристическом рынке? Имеет ли перспективу отрасль в стране?

— Потенциал у нас огромный, «Кыргыз концепт» вообще возник на идее того, что мы как страна являемся оазисом Центральной Азии. Севернее нас степи Казахстана, западнее — пустыни Узбекистана и Туркменистана и южнее нас пустыни Пакистана, и даже Таджикистан, несмотря на наличие гор, более пыльный, чем наша страна. К нам эта пыль не доходит практически, очень редко, в десятилетие раз бури Афганистана и Пакистана заставляют нас ощущать пыль, но это редко бывает. Восточнее нас Синьцзян-Уйгурский округ и только посередине 94% гор, 3 пика семитысячника, большое количество ледников и следовательно рек и озер, разнообразная флора и фауна, чистый воздух и вода, биоразнообразие, это в физическом плане. Но этот физический оазис дал возможность развития культурному и торговому балансу, потому что будучи физическим препятствием торговых путей, он стал еще и хабом между геополитическими зонами России и Китая, и Исламского мира. Этот культурный феномен дает возможность нового торгового позиционирования. Поэтому за 27 лет мне удалось разочароваться в своей идее, что являясь физическим оазисом, мы имеем потенциал и должны стать бизнес-хабом и хабом Центральной Азии. Мы должны предлагать новые инициативы: урегулирование во многих сферах удалось сделать, безвизовый режим ввели для развитых стран и стран-поставщиков туристов, которые вызывают мотивацию для культурного развития. Это элитный, не массовый туризм, чему способствует и политика «Открытого неба», надо убирать все барьеры, вмешательство бюрократических структур, чтобы коммерческие интересы могли стимулировать развитие наших аэропортов, местной торговли и местного пассажиропотока.

— Что вы думаете о брендировании страны?

— Я очень расстроен, что мы все часто путаемся за этим словом, потому что слово «брендирование» понимается не так как на западе. Из-за того, что в государственном языке очень много монополизма, под этим словом подразумевают рекламирование или смешанные способы маркетинга, связанные чаще всего с рекламой. На самом деле самое главное — доверие, капитализация — это тоже доверие. Человек должен быть умным, совестливым, а потом уже причесанным, а просто если причесался, а внутри ты не очень....

У нас под брендированием понимается макияж, а на самом деле нужно подумать о содержании и доверии к себе, а потом думать о том, как дополнить и презентовать доверие с помощью сдержанного, но не вульгарного макияжа. Я за то, чтобы делать существенные вещи, которые порождают доверие.

Я жалею, что среди специалистов в бизнесе, PR, маркетинге, журналистской среде и медиа не хотят усугубляться в смысле слова «бренд» и стереотипно следуют этому ложному давлению в интерпретации русского слова «брендирование», в международном языке это слово понимается с другим смыслом.

— Куда в основном предпочитают летать кыргызстанцы? И куда вы сами посоветуете съездить?

— Если брать в общем, вы знаете, куда ездят мигранты, они тоже путешественники, но к сожалению, это не тот туризм, о котором надо говорить. Очень большой сегмент наших так называемых туристов, путешественников выбирают путешествия, которые связаны с торговлей, в одно время был очень большой поток по привлечению товаров: это Турция, Объединенные Арабские Эмираты, Китай и какие-то потоки в сторону Индии и так далее. С этими же товарами они уходили про всей Центральной Азии и в Россию тоже. Те товары, которые уходили в другие страны, они не очень учитывались, но на самом деле это был очень большой поток. Мы вряд ли сумели разделить мигрантов от тех, кто с торговыми целями ездил, потому что там большей частью была теневая экономика.

Конечно же, продолжает расти рынок путешественников с целью образования. Много молодых людей поступали в лучшие университеты, в основном это Европа, Япония, Америка и в последние годы увеличиваются приглашения со стороны китайских университетов — очень перспективный рынок. Был вопрос — кто платит, раньше платили приглашающие страны, а сейчас уже есть такой скромный ручеек тех, кому помогают родители, ставшие способными через свои рыночные возможности, через доходы от бизнеса. Я думаю, что этот наш интерес к образованию и поток молодых людей к поиску познания в лучшие университеты — это и есть наш будущий человеческий потенциал и хотелось бы верить, что это станет культурной ценностью и привычным для нас.

Для отдыха всегда ездили и ездят в Турцию, Египет, сейчас уже меньше, есть поток в Тайланд, в Малайзию. Все больше людей, которые начинают исследовать разные страны. Это не массовый туризм, это туризм по выбору в разные европейские страны: в Сингапур чаще всего начинают летать, в Японию, в разные города Америки.

Я бы посоветовал каждому кыргызстанцу начать путешествия с себя, потом дать возможность детям, в третью, но в не в последнюю очередь родителей надо отправлять в зарубежное путешествие. В общем, каждый кыргызстанец должен позволить себе путешествовать, в том числе Японию надо увидеть. Это то, кем мы станем, я надеюсь, хотя бы через 50 лет. Это другая планета, они на нашей земле, но они живут как на другой планете и это надо увидеть собственными глазами, понять, познать, подумать, переварить, осмыслить, это надо видеть. Обязательно рекомендую Disneyland, особенно молодым и особенно тем, у кого есть деньги. Disneyland — это большой город, где собраны все сказки всех народов мира и где через детское удовольствие реализована последняя научная мысль человека и человеческой цивилизации — научная и техническая мысль. Обязательно рекомендую съездить в Калифорнию с бизнес-целью, с целью познания не только бизнеса, но innovative technologies. «Кыргызконцепт» делает туры с посещением различных мировых брендов: Apple, Google, Facebook и так далее.

Взрослые люди должны себе позволить побывать в Лас-Вегасе, я сам в казино не играю, но так или иначе увидеть это можно, в Лас-Вегасе самая большая и яркая концентрация культурных и спортивных шоу. Это место, где люди делятся на 2 категории: самые умные за свои изобретения забирают деньги и те, кто плохо управляет эмоциями и оставляет там деньги. Это надо увидеть.

И не в последнюю очередь, даже в первую очередь я бы нам рекомендовал побывать в Чехии, Праге. Прага — это такое место, про которое кыргызы говорят, что оно нам понятнее, чем другие большие города, потому что компактнее и как бы не настолько далеко оторвалось от нас, поскольку недавно пережила эпоху социализма, но в то же время это вековая культура, наука и технологическая развитость. На сегодняшний день их культура демонстрирует толерантность, терпимость, совестливость и все лучшее, что проповедует любая религия и любая этика. Там дышать легче, мозг не засоряется, спокойно и безопасно, много зеленых насаждений и растений, парков в десятки раз больше на каждого жителя, чем у нас.

— Сколько средств или какую часть бюджета вы тратите на поддержание бренда, на маркетинг?

— Мы на рекламу, может быть, меньше всех в городе тратим, особенно на уровне нашего бизнеса. С другой стороны, смотря как ее понимать. Я мог бы сказать, что все усилия и все инвестиции можно рассматривать как направленные на маркетинг и рекламу, но только специфическую, это когда все вкладывается в настроение клиента, доверие к клиенту, ожидание клиента и реклама из уст в уста клиента самая дорогая, об этом утверждает и наука, и опыт самых развитых сран. Японцы этому учат. Но я к этому пришел эмпирическим путем через отрицание советской системы. К нам, к покупателям не так относились в торговле и обслуживании и я все сделал наоборот, я исходил из того, что ни в коим случае нельзя, чтобы было такое отвратительное отношение как в советской системе, а следовательно, улыбаясь и пытаясь предугадать настроение и пожелание клиента, можно помогать приобретать товар или услугу добровольно. Это тоже реклама и это лучший маркетинг и в этом смысле мы вкладываемся.

— Как вы в целом оцениваете положение бизнеса в Кыргызстане? В чем заключаются преимущества и недостатки ведения бизнеса в стране?

— Лучше всего показывают ситуацию различные международные рейтинги и индексы, например World Economic Forum, такие вот индексы и рейтинги они помогают понять место нашей страны в международной системе координат. Однозначно, успехи страны за 27 лет очевидны и у нас вести бизнес легче, чем в любой соседней стране. В Китае бизнес делать для международных глобальных игроков предпочтительней, чем в нашей стране, но в Китае очень конкурентный рынок: там много свободы и очень хорошо защищена собственность, много бизнеса, много инвестиций и там выживают сильнейшие. В Китае и большая специфика внутреннего рынка, с которой надо считаться или к которой надо уважительно относиться. Остальные страны: Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Казахстан, Россия — они менее дружелюбные и поэтому малому и среднему бизнесу у нас условия лучше. На протяжении 27 лет и до сих пор у нас дешевле делать бизнес, все зависит от таланта и предприимчивости, от инициативы и усилий. У соседей очень много зависит от коррупции и от связей с властью, и поэтому там легче делать крупный бизнес, если договариваться с властью. К сожалению, у нас тоже начинается оттеснение малого и среднего бизнеса политизированными крупными игроками со стороны в первую очередь Казахстана и России, и я думаю, эта тенденция продолжится. Там, где есть олигархи, можно ожидать криминального влияния — это опасная тенденция, через политические потрясения мы стали свидетелями того, что бизнес-интересы олигархов будут сталкиваться и за теми волнами вокруг выборных процессов и каких-то других междоусобиц стоят олигархические и торговые войны, они имеют большую политизированность и, может быть, криминализацию.

По сообщению сайта Tazabek