Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Пустое партнёрство. Кого Мэй вдохновит на борьбу с «российской угрозой»

Дата: 24 ноября 2017 в 21:28

В Брюсселе стартует саммит «Восточного партнерства», в котором примут участие делегации из Молдавии, Украины, Белоруссии, Армении, Азербайджана и Грузии. Главная тема встречи – углубление партнерства между этими странами и ЕС. В Брюсселе хотят начать совместную реализацию 20 ключевых задач, которые должны быть решены к 2020 году. В первую очередь, речь идет об «укреплении институтов гражданского общества, развитии экономики, развитии транспортной инфраструктуры».

Традиционно «Восточное партнерство» подаётся чиновниками ЕС как проект, который не нацелен против России. Российский МИД придерживается иной позиции. «Были попытки превратить «Восточное партнерство» в конструктивный процесс, но всё-таки верх берут намерения всячески в пику России что-то делать. Дружить с нашими соседями в пику нам», — говорил ранее министр иностранных дел РФ Сергей Лавров.

При этом наши дипломаты не раз отмечали, что Россия ничего не имеет против того, чтобы участники «Восточного партнерства» устанавливали и развивали хорошие отношения с ЕС. «Мы ничего не имеем против расширения ЕС, что, конечно, отличается от расширения НАТО», — говорил брюссельскому изданию Euractiv постпред РФ при Евросоюзе Владимир Чижов.

Лондон раскрыл детали антироссийской речи Мэй на «Восточном партнерстве» Однако нынешний саммит может приобрести отчетливо антироссийский характер. Виной всему – ожидаемое выступление премьер-министра Великобритании Терезы Мэй. Пресс-служба главы британского кабинета опубликовала детали её речи. Мэй решила высказаться «за единый подход в борьбе с угрозами и попытками дестабилизации, исходящими от других иностранных держав, таких как Россия». Британский премьер-министр предлагает выделить 100 млн фунтов стерлингов в течение 5 лет на борьбу с дезинформацией в странах «Восточного партнерства». «Мы должны быть бдительными к действиям враждебных государств, таких как Россия, которые угрожают этому потенциалу и пытаются ослабить нашу коллективную силу», — говорится в сообщении пресс-службы.

«Не думаю, что обвинительная речь Мэй означает изменение повестки «Восточного партнёрства», — сказал АиФ.ru политолог, программный директор Валдайского клуба Тимофей Бордачёв. По мнению эксперта, де-факто партнёрство с момента своего создания в 2009 г. после войны в Южной Осетии имело  антироссийский характер. Но у континентальных стран ЕС всегда хватало ума и интеллигентности это не афишировать. «Однако Великобритания сейчас отделяется от ЕС. Её больше не сдерживают брюссельские регламенты. Она может позволить себе такие эскапады, которые в конечном дискредитируют «Восточное партнерство», — говорит Бордачёв.

Далеко не все участники саммита разделяют взгляды Великобритании. От участия в мероприятии уже отказался президент Белоруссии Александр Лукашенко. Белоруссию будет представлять министр иностранных дел Владимир Макей. «Думаю, антироссийская риторика Мэй стало одной из причин отсутствия Лукашенко, который не хочет с ней ассоциироваться». В Армении также пообещали, что не допустят антироссийских формулировок в заявлениях по итогам съезда. Паранойя или расчёт? В каких странах уже обвинили Россию во «вмешательстве» Подробнее

«Конечный выхлоп от партнерства практически нулевой»

«Проблема «Восточного партнёрства» заключается в том, что его участники преследуют разные цели, которые плохо сочетаются между собой», — говорит Тимофей Бордачёв. По словам эксперта, ЕС партнёрство необходимо, чтобы обозначать наличие общего подхода к этим странам. «Это чисто политическая, декларативная, даже символическая цель», — считает Бордачев. А вот со стороны стран-партнеров каждый хочет своего. «Никакой единой повестки у них нет, они все действуют самостоятельно и рассчитывают получить конкретную выгоду лично для себя», — указывает эксперт.

Наименее очевидна выгода для Белоруссии. Президент Лукашенко  продемонстрировал Евросоюзу, что для того, чтобы участвовать в их мероприятиях, европейцы должны точно показать, что они ему дадут. В Брюсселе делать этого не готовы. Поэтому Лукашенко на саммите не будет.

«Участие на саммите Армении чисто символическое, из разряда «а почему бы и нет». Они подписали с ЕС несколько пустых, бессодержательных соглашений, которые никак не противоречат обязательствам страны в рамках ОДКБ или Евразийского экономического союза. Более того, Армения из года в год не допускает в итоговые декларации саммитов антироссийские формулировки», — говорит Бордачёв.

Президент Литвы заявила, что Украине предстоит долгий путь в Евросоюз Молдавия, Грузия и Украина видят в «Восточном партнёрстве» ещё один способ приблизиться к ЕС. Однако в Брюсселе не раз давали понять, что речи о вступлении этих стран в ЕС не идет. «Мы должны фокусироваться на домашней работе, на внедрении Соглашений об ассоциации. Это процесс, который поможет странам приблизиться к ЕС, но говорить сейчас о следующих шагах означало бы заниматься спекуляциями», — заявил перед саммитом еврокомиссар по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнес Хан. 

Ещё более прозрачно высказалась канцлер Германии Ангела Меркель: «Восточное партнерство» не является частью европейской политики расширения. Мы не должны поощрять ложные надежды», — говорила она перед саммитом в Риге два года назад. «Молдавия, Грузия и Украина хотят посредством «Восточного партнёрства» поддерживать на плаву тему своего вступления в ЕС. Для них это открывает богатые возможности по получению различных финансовых вливаний от Брюсселя», — говорит  Бордачев.

«Азербайджан не является членом Евразийского экономического союза, но и не стоит в очереди на вступление в ЕС. Между Баку и Брюсселем есть большие трения из-за разных взглядов на проблему прав человека», — продолжает эксперт. В отношениях между ЕС и Россией Азербайджан сохраняет нейтралитет.  

В целом, по словам Бордачева, из-за этого клубка интересов выработать единую содержательную позицию клубу «Восточного партнерства» тяжело. В результате получается, что конечный выхлоп от работы этой организации практически нулевой.

По сообщению сайта Аргументы и Факты