Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Почему казахстанские деньги утекают в оффшоры?

Дата: 30 ноября 2017 в 16:43

В Казахстане наблюдается сокращение валового оттока прямых инвестиций за рубеж. Так, в 2016 году из страны резидентами было выведено $4,28 млрд, что на 38,2% меньше, чем годом ранее, а уже за шесть месяцев 2017 года показатель сократился на 52,4% относительно аналогичного периода предыдущего года. Причем скачок произошел в оффшорную юрисдикцию.

То ли у казахстанских инвесторов закончились средства, то ли отечественные компании стали инвестировать во внутренний рынок — сказать трудно. Однако факт сокращения вывода капитала из страны налицо. 

Данный факт в Halyk Finance связывают с общим снижением экономической и деловой активности компаний и обесценением национальной валюты. Сокращение валового оттока инвестиций вызвано больше уменьшением прибыли и располагаемых доходов инвесторов, чем изменением направленности инвестиций в отечественную экономику, считают аналитики.

«Сокращение объема оттока инвестиций из Казахстана скорее означает, что казахстанские компании беднеют и им нечего инвестировать. К тому же в результате острой нехватки средств на рынке компании вкладываются в свои внутренние проекты», — отмечает директор общественного фонда Financial Freedom Расул Рысмамбетов.

Блюстители спокойствия: рэнкинг страховых компаний по итогам III квартала 2017 года

Инвестиции казахстанцев за бугром в предыдущем году оказались убыточными. Доля казахстанских прямых инвесторов в нераспределенном убытке иностранных предприятий прямого инвестирования в 2016 году составила $93,7 млн, аналогичная ситуация наблюдалась и в 2015 году. Но уже в 2017 году отечественные инвесторы вышли в плюс — прибыль от финансирования зарубежных проектов за шесть месяцев достигла $9,6 млн.

Блюстители спокойствия: рэнкинг страховых компаний по итогам III квартала 2017 года

Заменит ли финтех банковский сектор?

Рэнкинг: Почему показатели банковского сектора ухудшились за III квартал?

В каких странах СНГ самая высокая заработная плата?

Какие торговые отношения связывают Казахстан и Кыргызстан сегодня?

Чистый приток инвестиций (разница между чистым оттоком и чистым притоком) по итогам первого полугодия текущего года составил $4,2 млрд, сообщает директор аналитического центра Ассоциации финансистов Казахстана Павел Афанасьев. При этом за весь прошлый год чистый приток прямых инвестиций равнялся $8,2 млрд. 81% всех прямых инвестиций в Казахстан приходится на горнодобывающую деятельность. Основной их объем поступает от таких стран как США, Нидерланды, Великобритания, Люксембург, Франция и Швейцария. Указанный приток прямых иностранных инвестиций, главным образом в совместные предприятия нефтегазовой отрасли, стал основным источником притока капитала в страну в прошлом году

Заменит ли финтех банковский сектор?

В целом, валовый приток прямых инвестиций в Казахстан, обеспеченный в основном добывающей отраслью, исторически многократно перекрывает их отток. Согласно анализу Halyk Finance, по итогам первого полугодия 2017 года наблюдался чистый ввоз капитала частным сектором в Казахстан в размере $0,64 млрд. Банки осуществляли погашение обязательств в размере $0,45 млрд, неучтенный отток капитала по операциям платежного баланса составил $0,7 млрд, при этом другие сектора обеспечили основной приток в размере $1,8 млрд.

«Насколько нам известно, правительство Казахстана предпринимает весьма серьезные попытки для препятствования оттоку капитала из страны. Во многом путем создания достаточно привлекательных условий для инвестирования непосредственно в казахстанскую экономику. Так что снижение объемов оттока капитала свидетельствует о том, что предпринимаемые усилия приносят определенные плоды»,-— заметил аналитик ГК «ФИНАМ» Алексей Коренев.

Куда уходят деньги?

В 2016 году $2,84 млрд, или 66,4% валового оттока прямых инвестиций за границу от казахстанских прямых инвесторов, было направлено в Нидерланды. К слову, приток голландских инвестиций в Казахстан за это же время обозначился в размере $7,91 млрд. В течение последней декады инвестиции в страну тюльпанов и ветряных мельниц оставались наиболее популярными среди казахстанских инвесторов. Однако в 2017 году поток инвестиций в этом направлении иссяк, показатель сократился почти в 50 раз — за шесть месяцев текущего года их объем составил лишь $46,3 млн против $2 157,8 млн за тот же период предыдущего года.

Рэнкинг: Почему показатели банковского сектора ухудшились за III квартал?

«Достаточно высокая концентрация оттока прямых инвестиций в Нидерланды из Казахстана наблюдается на протяжении последнего десятилетия, исключением стал лишь 2014 год, когда отток был сосредоточен в Великобританию. Нидерланды привлекательны тем, что входят в перечень стран со льготным налогообложением (ставка подоходного налога составляет менее 10% или имеются законы о конфиденциальности имущества, дохода или фактических владельцах), что является, видимо, важным фактором для инвесторов из Казахстана», — отметила аналитик Департамента исследований Halyk Finance Эльмира Арнабекова.

«Как правило, казахстанские компании инвестируют в голландские компании, чтобы затем инвестировать как в другие страны, так и обратно в Казахстан. Нидерландские трасты — один из наиболее конфиденциальных видов компаний, позволяющих сохранять полную анонимность акционеров», — говорит Расул Рысмамбетов.

Эксперт указывает, что законодательство Нидерландов позволяет быстро решать корпоративные споры, а также качественно защищает миноритарных акционеров. Поэтому казахстанские компании выводят средства в Нидерланды и переводят туда управление своими казахстанскими активами в целях сохранения конфиденциальности и защиты от рейдерства.

Алексей Коренев выделяет Нидерланды как одну из самых популярных «налоговых гаваней» Европы. Здесь существует множество источников дохода, полученного внутри страны, которые освобождаются от уплаты налогов. В частности: прибыль, полученная от продажи голландской недвижимости; прибыль от продажи портфеля акций компании, зарегистрированной в Нидерландах; выплаты процентов по ссуде и доход, полученный в результате владения акциями компании, зарегистрированной в Нидерландах и т. д.

При этом, по словам аналитика, Нидерланды являются членом ЕС, что существенно повышает статус страны, имеет налоговые соглашения со 126 странами, но при этом в государстве отсутствует валютный контроль. В пользу вывода средств именно в Нидерланды играют и следующие факторы: стабильное состояние экономики, развитость финансовой инфраструктуры, наличие проработанного законодательства в сфере осуществления коммерческой деятельности, общая респектабельность юрисдикции. При этом если голландская компания участвует какой-то долей в капитале антильской офшорной компании (зарегистрированной на Нидерландских Антильских островах), она полностью освобождается от уплаты налогов на прибыль от этой компании. А если в работе офшорной компании принимают участие акционеры из числа нерезидентов, они также освобождены от налогов. Полученную в качестве дивидендов и освобожденную от налогов прибыль голландская компания затем может свободно переводить на другие иностранные счета.

Партнерские отношения и единое экономическое пространство с Российской Федерацией обуславливают перелив капитала в ту или иную сторону. За 2016 год отток инвестиций в Россию из Казахстана составил $558,1 млн, или 13% от совокупного объема прямых инвестиций. Больший объем оттока средств в данном направлении наблюдался лишь в 2008 году ($610,5 млн). Приток инвестиций из соседней страны за прошлый год превысил отток на 55,4% ($867,4 млн).

Рост экономического сотрудничества наблюдается и в 2017 году. За первое полугодие текущего года казахстанцы направили в РФ $186,4 млн, что превышает показатель за аналогичный период 2016 года на 35,3%. В то же время обратный поток инвестиций превысил отток в 2,4 раза и составил $444,6 млн за шесть месяцев.

Внушительный объем инвестиций в 2016 году из Казахстана был направлен в Объединенные Арабские Эмираты — $313,6 млн, в то время как приток инвестиций из ОАЭ достиг лишь $74,8 млн. По словам министра по инвестициям и развитию РК Жениса Касымбека, по объему товарооборота с Казахстаном ОАЭ занимают первое место среди стран Ближнего Востока. При этом объем взаимной торговли в 2016 году по сравнению с 2015 годом увеличился почти в три раза. К слову, частный бизнес в ОАЭ всячески поддерживается государством, в стране действуют специализированные экономические зоны и ряд налоговых и инвестиционных льгот.

В первом полугодии текущего года произошел валовый отток по прямым инвестициям в размере $1,4 млрд, причем скачок был в офшорную юрисдикцию — Багамские острова, куда было направлено 50,8% валового оттока инвестиций из Казахстана за первое полугодие 2017 года, что соответствует $687 млн. При этом в Halyk Finance отметили, что с 2005 года оттока на Багамские острова не наблюдалось вовсе, и основной отток случился в I квартале 2017 года в размере $634,3 млн, и во II квартале сократился в 10 раз, до $52,8 млн. Это может говорить о разовом переводе средств в связи с продажей крупного актива в Казахстане либо крупной покупкой зарубежом.

По мнению Расула Рысмамбетова, увеличение потока на Багамские острова логично, так как значительное количество багамских брокеров могут открывать для клиента счета в американском банке, тем самым клиент может легализовать свои средства.

«Багамские острова на настоящий момент считаются одной из самых стабильно развивающихся офшорных зон, специализирующихся на предоставлении финансовых услуг. Достаточно сказать, что государственный доход только от офшорных компаний составляет более 12% от внутреннего валового продукта этих островов, а общая база банковских офшорных активов — более $200 млрд. Так что да, можно смело сказать — отток капитала происходит. И именно в оффшоры», — уверен Алексей Коренев.

Каймановы острова — заморская территория Великобритании в Вест-Индии, в Карибском море — райский уголок для туристов и офшорная зона по совместительству. Именно здесь казахстанские инвесторы оставили $71,6 млн в 2016 году, а за первые шесть месяцев текущего года — уже $85,5 млн. Большой интерес к Каймановым островам наблюдался и в 2015 году, когда отток инвестиций в данном направлении достиг $185,8 млн. Приток денег из островов в Казахстан за это время находился в районе $5 млн.

В Люксембург (еще один офшор) за январь-июль 2017 года казахстанцы отправили $107,8 млн, что является третьим по объему показателем после Багамских островов и Российской Федерации. При этом весь отток был зарегистрирован во втором квартале текущего года. Ранее инвестиции в данном направлении из Казахстана в таких объемах не наблюдались.

Такой большой объем оттока валюты в офшорные зоны сопоставим с 2007–2008 годами, рассказывает Эльмира Арнабекова: «В 2007 году на Виргинские, Маршалловы острова и Кипр было направлено около $0,62 млрд, в 2008 году $0,63 млрд было направлено на одни Виргинские острова. Таким образом, для казахстанских инвесторов растет привлекательность офшорных зон ввиду минимизации/избежания налогообложения и сохранения коммерческой тайны.

Отток капитала в офшоры — это распространенное явление, отмечает в свою очередь Расул Рысмамбетов. По словам эксперта, для отечественных инвесторов офшорные компании скорее решают вопросы глобальности инвестирования и защиты от рейдерских захватов. К тому же так легче всего выводить средства в другую страну, чтобы скрыть след денег.

В части таких стран как Нидерланды, Багамские острова, Люксембург, Каймановы острова и прочих офшорных зон, сложно сказать, какой конечный бизнес ведет компания, так как она по сути может вести свою деятельность и иметь операционные активы практически в любой точке мира, указывает Павел Афанасьев. «Мы видим лишь проводку: куда или откуда поступает капитал. Компании по всему миру зачастую используют данные юрисдикции для целей привлечения финансирования, в том числе совместного, налогообложения, а также в целях сокрытия конечных бенефициаров», — считает эксперт.

За цифрами Нацбанка и других агентств по движению капитала через границу надо видеть суть происходящего, говорит профессор Международной школы экономики КБТУ Кайрат Мынбаев. Ученый негодует, что эта суть затуманена тем, что ворованные деньги гуляют под чужими именами через подставные компании.

«По данным последних нескольких лет, наблюдалась и обратная тенденция притока капитала из оффшоров в Казахстан. Это теневые деньги перегруппируются, отмываются и под легальными именами возвращаются обратно. Здесь на эти деньги их (непрямые) владельцы выкупают последние лакомые кусочки общественного пирога. По сути дела, это единственный плюс для экономики страны от гигантских сумм, украденных из Нацфонда через так называемые неработающие кредиты и программы помощи банкам-банкротам», — отмечает профессор.

Кто инвестирует за рубеж?

По видам экономической деятельности резидентов в валовом оттоке прямых инвестиций за границу от казахстанских прямых инвесторов в 2016 году превалируют компании профессиональной, научной и технической деятельности. А именно, $2 424,78 млн было инвестировано предприятиями, связанными с деятельностью головных компаний, консультациями по вопросам управления. Данные компании включают: управление и наблюдение за другими подразделениями компании или предприятия; осуществление планирования и принятия решения относительно роли компании или предприятия и др.

В Halyk Finance предположили, что данный отток связан с инвестициями крупных головных компаний, включающими реинвестирование доходов, выдачу займов и кредитов в деятельность дочерних предприятий и компаний за рубежом. Например, «КМГ Кашаган Б. В.», созданная АО НК «КазМунайГаз» для управления казахстанской долей участия в соглашении о разделе продукции по Северному Каспию, в том числе для финансирования нефтяных операций и других затрат по проекту и др., зарегистрирована в Нидерландах.

«Профессиональная и научная деятельность, в отличие от производства и торговли, имеют свободное ценообразование. Каждый контракт и каждая услуга оцениваются индивидуально. Поэтому по контрактам на консультацию, исследование легче всего обосновывать вывод средств», — считает Расул Рысмамбетов.

В 2017 году основной вывод капитала из Казахстана был осуществлен уже компаниями финансовой и страховой деятельности. Так, $808,66 млн прямых инвестиций осуществили предприятия в сфере финансовых услуг, за исключением услуг страховых и пенсионных фондов.

*Данные НБ РК о валовом оттоке прямых инвестиций за границу от казахстанских прямых инвесторов включают:

— увеличение инструментов участия в капитале: приобретение резидентами у нерезидентов не менее 10% голосующих акций или долей участия в иностранных предприятиях, приобретение резидентами у нерезидентов недвижимости за границей;

— реинвестированный доход: доля казахстанских прямых инвесторов в нераспределенной прибыли (убытке) иностранных предприятий;

— увеличение долговых инструментов: поступление средств (как в денежной, так и в иных формах — в виде товаров, работ, услуг, нематериальных активов, покупки ценных бумаг и т. д.) от казахстанских прямых инвесторов без учета погашения.

В качестве прямых инвесторов могут выступать индивидуальные инвесторы — физические лица, группы индивидуальных инвесторов, корпорированные и некорпорированные частные и государственные предприятия, правительства, международные и общественные организации и другие субъекты экономики.

По сообщению сайта КУРСИВъ